Ирина Камаева

Психоаналитик

Семейный психолог


Написать в Viber или WhatsApp:

+90 552 248 63 40

+  7 927 261 46 36

Написать в е-mail:

irina@irinakamaeva.ru

Семья в семейном консультировании


Семейная консультация - это встреча с психологом, направленная на решение задач, связанных с трудностями семьи. Конфликты и ссоры, противоречия и невозможность решить проблемы, воспитание детей - маленьких и не очень,  кризисы в супружеских отношениях, сексуальные сложности, зависимости различного рода (алкогольная, наркотическая, игровая). Это и болезненные темы, называемые в психологии ненормативными семейными кризисами - ревность, измена, недоверие, отчаяние, ситуация развода, сложное поведение детей и многое другое.  


Семейная системная психотерапия и консультирование является интегративным и достаточно гибким методом, в котором есть масса направлений, методов и техник. Отличие от ставших уже привычными консультаций в том, что психолог может консультировать как одного, так и всех вместе членов семьи. Детский психолог занимается вопросами развития детей разного возраста, сложностей в их воспитании, обучении. Если семья жалуется на проблемного ребенка, то психолог может пригласить на встречу всех членов семьи, живущих под одной крышей, так как детское поведение рассматривается чаще всего как вариант неосознанного ответа ребенка на различные семейные проблемы. 


Чем семейная психологическая консультация отличается от других? 
Разумеется, тем, что работает с семьей. Подход, в котором работают семейные психологи, существует шесть десятилетий в Европе, где он и разработан, чуть меньше – у нас. Он называется семейное системное консультирование. Отличие его в том, что семья рассматривается как система, в которой существуют определенные закономерности, и где поведение каждого члена семьи зависит от поведения всех остальных в семье. Причем зависимость эта сложная. Поэтому часто встреча проходит не с одним человеком, а со всей семьей. И корректируем мы, соответственно, не кого-то одного, а семью как некий единый целый организм. Тогда положительные изменения происходят, во-первых, гораздо быстрее (начинаются уже после первой консультации), во-вторых, они устойчивее, в-третьих, в лучшую сторону меняется весь климат в семье, соответственно, лучше становится каждому.


На встречу с психологом пришла семья: мама, папа, двое детей и бабушка. Мама жалуется на то, что между сыном и дочерью нет контакта, они дерутся и ругаются, бабушка жалуется на зятя, зять  говорит, что все в порядке, но при этом сидит в углу, отвернувшись от всех и напоминая мальчика, которого обидели. При этом старшая дочь, про которую мама говорит, что она плохо обращается с маленьким братом, бегает по всему кабинету и старься развлечь малыша игрушками, как настоящая маленькая няня. В какой-то момент у психолога создается ощущение, что все, о чем говорят члены семьи, является только частью реальной картинки, на самом деле за этим стоит какая-то другая, не видимая на первый взгляд причина. Через некоторое время становится понятным, что муж и жена практически не разговаривают, и не просто не разговаривают, а не смотрят друг на друга. Как только речь заходит об их отношениях, жена превращается в маму и начинает обращаться с окриками к дочери. «Осторожно, не урони его!», «Смотри, куда он побежал» - обращается она к ней, и становится понятным, что главная функция девочки в семье – нянчить младшего брата. 


Что же происходит с этой семьей? Вероятно, она в кризисе, и задача психолога – помочь всем членам семьи прояснить, что же сейчас происходит. В любом кризисе мы, по всеобщей и давней привычке, ищем того, кто в этом кризисе виноват. И, искренне надеясь, что, «наладив» виноватого - исправив поведение или успеваемость ребенка, излечив мужа от алкоголизма, уехав из города, разведясь, в конце концов - заживем, как учат в русских сказках, «долго и счастливо». 
И все не получается, и не получается.


Отличие психологического подхода – в том, что психолог не ищет этого одного, «из-за которого все наши беды». В семейной системе нет правых и виноватых, все действия членов семьи как бы «запускают» действия остальных, и консультант, приглашая всех членов семьи на встречу, дает высказаться и выразить свои чувства каждому, стремиться обращаться к видению проблемы каждым участников консультации, поддерживая при этом атмосферу безопасности для каждого. Вместе с семьей консультант прослеживает историю жизни семьи, то есть развития ее как системы, прохождение ее через все этапы развития, и исследует трудности, которые возникали на разных этапах жизни. 


Семейный консультант, работающий в семейной модели, рассматривает семью как систему взаимодействия составляющих ее частей. Базой такого подхода служит теория систем, разработанная Людвигом фон Берталанфи, в которой система рассматривается как нечто большее, чем простая сумма частей, где все части и процессы целого влияют и обуславливают друг друга. Семейная система развивается, благодаря двум тенденциям: стремлению к гомеостазу и стремлению к развитию. Под стремлением к гомеостазу понимается тенденция сохранять систему и положение вещей в исходном виде, что мы и делаем на каждом шагу, говоря своему малышу: «Не расти, ты такой маленький и такой хороший», а над подростком, собирающимся в поход, причитая: «Как же ты там справишься (без меня), ты же ничего не умеешь?», или в ужасе размышляя том, как мы будем жить, когда дети от нас уйдут, создавая свои собственные семьи. Но, вместе с тем, у семейной системы есть и противоположная тенденция – стремление к развитию, благодаря которой наши семьи растут, развиваются, переходят с этапа на этап, что аналогично развитию ребенка и взрослого. 


Как же тогда возникают проблемы? И в какой момент семейного развития эти проблемы наиболее вероятны? Психологи считают, что, скорее всего, это происходит в тот момент, когда стремление к развитию толкает семью и ее членов к росту и изменению, а ресурсов, то есть навыков коммуникации, образцов для подражания, возможностей в плане поддержки не хватает. Тогда в семье начинает преобладать стремление к гомеостазу, сохранению своего status quo, что в ситуации кризиса воспринимается ее членами как более безопасное состояние. 


Задача семейного психолога в такой ситуации – не только понять, что же происходит в семье, но и, главное – помочь членам семьи и всей семье как системе НАЙТИ РЕСУРСЫ для преодоления ситуации, кажущейся на первый взгляд тупиковой, после чего семья сможет перейти на следующий этап своего развития. 


Еще раз отметим, что в задачу психолога вовсе не входит поиск того члена семьи, «из-за которого все беды», равно как и переучивание, «наставление на путь истинный» кого либо из клиентов. Действительно профессиональный консультант всегда ориентирован на принятие, поддержку и нахождение в самой семьи возможностей, ресурсов для роста и развития. 


Существует не только системный, но и структурный подход к семейным проблемам. Семья в структурной терапии рассматривается как единый организм, являющийся  пациентом, тогда как симптомы и проблемы считаются отражением  состояния здоровья этого организма, следствием его структурных проблем.


Структура семьи включает в себя подсистемы – семейные единицы, основанные на функции и ограничивающиеся и регулирующиеся интерперсональными границами. Существуют супружеская, родительская, детская подсистемы.  Супружеская подсистема – самая ранняя подсистема, определяющая функционирование семьи. Функция супружеской подсистемы – обеспечение взаимного удовлетворения потребностей супругов. Границы – правила, определяющие дифференциацию и взаимодействие систем и подсистем, т.е. устанавливающие, кто является членом системы или подсистемы и на каких условиях.


Структурный подход концентрируется на границах между подсистемами внутри семьи.


С.Минухин, основатель страктурного подхода,  расположил границы семьи в континууме от запутанных до разобщенных. 


Семья с запутанными границами отличается тем, что:
- члены семьи высказываются друг за друга;
- родители указывают детям на обязательность определенных чувств и мыслей и утверждают, что знают, что те думают и чувствуют на самом деле;
- для контроля друг друга активно используется чувство вины;
- не происходит отделения родителей от детей.


Семья с разобщенными границами характеризуется:
- отсутствием взаимной поддержки членами семьи друг друга;
- чувством разъединенности;
- минимумом общения между членами семьи;
- поиском поддержки и близости вне семейной системы. 


Разобщенные семьи избегают или обходят конфликты, сводя общение к минимуму. Разобщенность обычно является способом избежать споров. Границы выпутанных семей проницаемые.


Структурная терапия предполагает изменение структуры семьи для того, чтобы она могла быть более функциональной, то есть легче адаптироваться к изменяющимся условиям. Терапевты этого направления опираются на гипотезу о том, что семья обладает скрытыми адаптивными возможностями. «Структурный семейный терапевт, - пишет основатель этого метода Сальвадор Минухин, -  присоединяется к самой системе, чтобы помочь ее членам изменить свою структуру. Меняя границы и перестраивая подсистемы, терапевт изменяет поведение и переживания каждого члена семьи. Он не решает проблемы; это задача семьи, он лишь помогает ей в этом, видоизменяя ее функционирование».


Другой вариант работы семейного психолога – работа с так называемой «созависимой семьей». В семьях, где члены семьи отличаются чрезмерной зависимостью друг от друга, наблюдаются так называемые вредные привычки – алкоголизм, наркомания, игровая зависимость. Особенность таких семей, которую наблюдает психолог – особым образом распределенные роли членов семьи. Кто-то из членов семьи берет на себя роль «героя». «Герой», или «спасатель» - гиперответственный, лидирующий или борющейся за власть, напряженный, сдержанный, перфекционистски ориентированный,

эмоционально обособленный, целеустремленный, часто ощущающий себя виноватым, склонный к использованию защит по типу избегания, изоляции, рационализации и морализации; возможность проявить все эти черты предоставляется тогда, когда в семье появляется созависимый член.


Другим тогда предписано быть «жертвами».  «Жертва», или «заботливый» - удовлетворяющий потребности других за счет отказа от удовлетворения собственных потребностей; созависимость проявляется в неумении удовлетворять свои потребности, создании таких отношений, в которых теплота и эмоциональный контакт имеют односторонний вектор. А дети в таких семьях, как правило, «одиночки», или «простестные».


«Одиночка» - человек, не стремящийся к установлению близких и доверительных отношений, в том числе с членами семьи; эмоциональная отгороженность и стремление не включаться во взаимодействие, а также депрессивный фон и отсутствие умения принимать жизненно важные решения и достигать их реализации провоцируют в партнере различные формы зависимого поведения. «Протестный», или «бунтарь» - человек, привлечение негативного внимания окружающих которым направлено на иллюзорное поддержание уровня самооценки путем обесценивания любых авторитетов.


Семьи с созависимостью отличаются еще одной особенностью. В основе взаимодействия между членами семьи лежит так называемая проекция – когда отдельные части своего «Я», являющиеся отвергаемыми, непринимаемыми, проецируются в другого члена семьи. 


Выявляя и перераспределяя роли, возвращая родителям функции родителей, а детям – поведение и роли детей, семейный психолог как бы «разбалансирует» прочную, устоявшуюся, но нездоровую семью, делая ее более функциональной, а отношения – более адекватными.


А что же с нашей семьей, с рассказа о которой мы начали разговор о семейной психологии? В процессе консультации проявились и давние обиды супругов друг на друга, и неспособность (точнее, давно не используемая способность) членов семьи слушать и слышать друг друга. Разговор плавно перешел в разговор о большой любви, которая когда-то очень сильно переживалась в этой семье, но которую, из-за неразрешенных конфликтов и непроясненных обид, никто не хотел проявлять друг к другу. Больше всего хотелось бы написать, что все члены семьи ушли довольные и счастливые, это было бы сказочно, не неверно. Члены семьи ушли с другим видением ситуации, с пониманием того, почему семейная система остановилась в своем развитии и что мешает ей и ее членам двигаться дальше, с дочери была снята роль «козла отпущения» в семье. А работа по изменению всем еще только предстоит. 


С какими проблемами чаще всего приходят семьи? С совершенно различными, хотя определенные обобщения сделать можно. Чаще всего с «проблемным» ребенком, тревожащим поведением какого-либо члена семьи – мужа, жены, бабушки, дедушки. Как правило, чаще всего семья приходит в «разгар» кризиса: при разводах, когда ребенок перестал учиться в школе, при первых (или не первых) случаях рукоприкладства, когда «буквально вчера» жена узнала об измене мужа. Супружеский кризис - тема для семейного психолога номер два. Очень жалко, что семья редко приходит в самом начале возникновения сложностей, хотя это и понятно – мы всегда ждем, что все наладится само собой, как-то пройдет. Нас же учили с детства, что самый лучший способ решения семейных проблем – перетерпеть. Помните, как напутствуют жениха с невестой на свадьбе? Все гости желают им терпения. Бывает, конечно, что это помогает. Но, как правило, проблема уходит «вглубь» семьи, разрастается. Кризис становится системным и выйти из него значительно сложнее. Либо семья реагирует иначе: перестает замечать проблему, отрицает ее, и однажды эта проблема проявляется уже серьезно. Конечно, хорошо бы, если бы семейные психологи начинали бы работать с работать с парами, готовящимися к браку. Но такие пары практически не идут к психологу – в общем, это и понятно. Пока все хорошо, им кажется, что так будет всегда. А вот на этом-то этапе сколько трудностей можно было бы предотвратить!



Почему же так сложно порой прийти к психологу?  Потому что у семьи, как было сказано выше,  есть две задачи. Одна – постоянно развиваться, двигаться вперед. Другая – оставаться на месте, там, где уже известно, а, стало быть, безопасно. К примеру, с алкоголиком жить сложно. Постоянное напряжение не покидает женщину ни на минуту, она всегда думает о партнере: уже напился или еще нет, как реагировать, что сказать, что сделать? Хочется, чтобы было по-другому. Но как? Неизвестность страшит еще больше. Поэтому стремление есть, но чего-то кардинального не происходит. Мама растущего ребенка тоже знает про эти противоположные стремления: с одной стороны, хочется, чтобы скорее вырос, с другой – чтобы подольше оставался маленьким. Так происходит практически во всем.


Долго ли нужно семье ходить к психологу?  В системном подходе чаще всего достаточно одной-двух встреч. Изменения начинают происходит практически сразу. Они мягкие, не травматичные и основываются на том, что члены семьи начинают видеть ситуацию иначе, как бы под другим углом зрения, и, соответственно, иначе себя ведут.