Кандидат психологических наук

Психоаналитик, семейный психолог

Президент Ассоциации семейных психологов
Руководитель Средиземноморской школы семейной психологии

и психологического консультирования


29 лет практики, преподавания психологии и обучения психологов

ИРИНА КАМАЕВА. ПРО БЕЗУСЛОВНОЕ ПРИНЯТИЕ, ЭМПАТИЮ И ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЕ ЗАБЛУЖДЕНИЯ ПСИХОЛОГОВ

 

Я часто встречаю идею, заключающуюся в том, что что суть нашей профессии - в безусловном принятии. Но я убеждена в том, что наша профессия, мягко говоря, несколько сложнее, чем просто быть рядом с клиентом в состоянии безусловного принятия. Иначе бы мы не учились бы годами и десятилетиями, не бегали бы по супервизорам и, кстати, не брали бы за час в пять, а то и тридцать раз дороже, чем преподаватели каких-либо дисциплин.

В связи с этим выскажусь.

Я планирую в этом материале поднять две темы. Первая - исключительно субъективное и мое личное мнение по поводу концепции безусловного принятие вообще. /Перечитала уже написанное - все-таки и тут скатилась к ссылкам и цитатам/. Во второй теме я очень коротко пробегусь по исследованиям позиции психолога и своим идеям тоже - о том, когда принятие и мягко, а когда конфронтирующе и чуть жестче. 

Итак, концепция безусловного принятия была великолепна для своего времени. Параллельно друг другу, буквально в один год, появились два понятия - безусловное принятие и безусловная любовь. Фромм говорил о матери и ее безусловной любви в его "Art of Loving", вышедшей в 1956 году.

Представьте время - 11 лет после Второй мировой, в недавнем опыте - уничтожение просто при условии "не той национальности", "не тех взглядов", переосмысливание произошедшего, и, наверное, необходимость в любви была колоссальной. В любви вне условий и ограничений, протяжённой во времени и не прекращающейся тогда, когда ребенок перестает отвечать материнским условиям.

В то же примерно время появляются работы гуманистов, тогда же - Кохут и его идея материнской любви, которая вырастит НЕ нарцисса, а настоящего человека.

В этот же момент появляется идея терапевтического безусловного принятия - сначала у Стендала, потом у Роджерса. Все это прямо в одно время - значит, этому времени эта идея была нужна. Но эта идея считается одной из самых спорных, хотя я и не видела споров на русском языке. О важности идеи безусловного принятия и безоценочности мы тут спорить не будем, какие тут споры, все очевидно. Но поговорим и о сомнениях. 

Жермен Летер (я не франкофон, поэтому могу неправильно транскрибировать Germain Lietaer), к примеру, задается вопросом: а как насчет подлинности терапевта? Я попробую задаться тем же вопросом: не попаду ли я в двойной зажим, когда, с одной стороны, от меня требуется безусловное принятие, с другой, подлинность и искренность, а, с третьей, клиент делает что-то, что я личностно принять не могу? Как быть с педофилом? Ладно, пример с педофилом - запрещенный прием.

Летер дальше перечисляет коротко сомнения разных авторов по поводу возможности безусловного принятия. Привожу большую цитату с пропусками.

"Теоретики обучения и поведенческие терапевты говорят нам, что наивно полагать, что безусловность вообще возможна. По их мнению, избирательное подкрепление неизбежно. ... В своей критике они ссылаются на эффекты моделирования, которые, по их мнению, проявляются в каждой терапевтической встрече. В частности, они указывают на исследования, в которых утверждается, что они демонстрируют, что Роджерс в своей практике действительно выборочно усиливал какие-то формы поведения клиента.

Идеи о том, что мы можем не влиять, являются по своей сути иллюзией. Существует директивное оказание влияния на каждой сессии терапии, хотя один терапевт может быть более тонким, чем другой.

В клиент-центрированной терапии это отношение безусловности было также поставлено под сомнение. В своей работе с клиентами с более серьезными нарушениями Роджерс сам писал, что клиент часто переживает безусловное отношение терапевта как безразличие, и это говорит о необходимости - по крайней мере, на первой фазе терапии - более условного и требовательного отношения.

Безусловное принятие иногда рассматривается как ненужная самоэффективность в терапевтических отношениях, так как для клиента может быть более эффективным продвижение через обратную связь, когда терапевт находится в конфронтирующей позиции."


На этом цитату закончу, от себя добавив - если к перечислению подключить психоаналитическую терапию, то там уж конфронтации, интерпретации и других техник выше крыши. А конфронтация, к примеру, очень, очень сильно отличается от безусловного принятия. Хотя я глубоко убеждена, что нельзя использовать конфронтацию без базы в виде эмпатии и принятия, но вместе с тем, нельзя всю терапию просто безусловно принимать клиента - да, некоторых это укрепит, но продвижения вперед не будет.

Плюс к этому - давайте прямо скажем, мы работаем с клиентом, пока нам платят. Извините за реалистичную позицию. Но когда нам не платят, или когда клиент начинает играть с нами в разные игры, или когда манипулирует, или агрессирует, о мы начинаем носиться по группам и супервизиям. Не припоминаю в профессиональных группах, чтобы в ответ на "Ааааа! Что делать мне вот с таким-то клиентом?" кто-то советовал бы безусловно его принимать. А мне вот однажды в соцсетях пытался объяснить незнакомый человек, что именно я этому должна учить. Нет. Давайте будем реалистами. У каждого из нас есть своя зона принятия и зона непринятия. Каждый из нас имеет набор того, чего они не примет ни за какие деньги. 

А если, упаси господь, мы еще будем работать под давлением требования безусловного принятия, мы начнем подавлять в себе разные проявления. 

И тогда вопрос: где и какие образом это вылезет из нас? Ведь это будет уже неконтролируемо. Нас-то как раз учат тому, что есть правила, рамки, персональная политика каждого терапевта. И у клиента есть простой выбор: придерживаться этих рамок и быть в терапии, или не придерживаться и не быть в ней. Тем более, что понимание того, что другой человек будет взаимодействовать с тобой только при соблюдении определенных правил и границ - это вообще-то навык номер один при адаптации человека. 

А мифическую идею про психологов-терпил я бы предложила хотя бы на уровне сообщества не поддерживать. Достаточно того, что к нам все еще приходят с "тыжпсихолог". Хотя как психоаналитик, я за то, чтобы заменить позицию безусловного принятия напрофессиональную способность выдерживать и контейнировать.

Теперь про исследования. На самом деле, иха было довольно много, исследований того, что работает лучше, а что хуже в терапии. 

Так вот, про исследование эмпиричных и только эмпатичных (читай - принимающих) терапевтов, и тех, кто использует также и другие техники.

Исследования терапевтов показали, что женщины-терапевты в целом более принимающие и эмпатичные. Они больше используют поддерживающие техники. Мужчины больше способны к конфронтации и к использованию не только поддержки.

Исследования же самих клиентов показали, что, несмотря на то, что все оценили поддержку как необходимую составляющую, многие указывали на то, что терапевты, использовавшие только поддерживающие техники, оказывались по субъективным оценкам менее эффективными, чем те терапевты, которые использовали конфронтационный техники.

Моя позиция по этому поводу такова. Чем ниже по уровню психического функционирования клиент, тем больше ему нужно поддержки на раннем этапе (как видите, моя позиция - противоположна позиции Роджерса в этом вопросе). Чем выше по уровню психического функционирования клиент (НЕ пограничный, НЕ травматик), тем скорее для развития и движения вперед ему нужны конфронтационные техники. Не без поддержки, конечно. То есть даем обратную связь, показываем, что он делает и к чему все это приводит, даже порой рассказываем, что мы переживаем в ответ на его проявления (тут аккуратно, самораскрытие - отдельная сложная тема).

На психоаналитическом языке вместо безусловного принятия мы говорим про рабочий альянс - хорошие отношения клиента и терапевта, направленные на совместную терапевтическую работу. Способность устанавливать такие отношения связаны с привязанностью и ранним опытом отношений клиента, его уровнем психического функционирования, защитами, способами межличностных коммуникаций. Конечно, мне больше нравится это определение, так как в нем есть два человека. не я как психолог со своим безусловным принятием, а я и клиент, и мы оба эти отношения создаем. Или нет. К тому же, контрперенос - как совместить исследование контрпереноса и безусловную эмфатическую поддержку Можно, но это очень сложный процесс. Потому мы так долго учимся нашей профессии.

Теперь внимание. Чем хуже способность у клиента устанавливать такие отношения, тем скорее и больше мы используем поддержку, а не интерпретации.

Но есть парадокс. Тем, кто умеет устанавливать хороший рабочий альянс, и не очень нужны интерпретации (ведь в этой сфере у них все довольно хорошо). То есть они их спокойно выдерживают, не игнорируя и не давая агрессивного ответа, но это не улучшает их отношения, так как они и так довольно хорошие. Поэтому интерпретация для тех, у кого трудности в отношениях, и, в частности, в установлении рабочего альянса - хороший способ изменить эти отношения, но давать нужно аккуратно, так как реакция будет сложной. И давать на большом количестве поддержки и не на ранних этапах терапии.

Названия статей для тех, кто не работает на мифах и заблуждениях. Ссылки не даю, нагуглить легко

1. Базовый концепт безусловного принятия вот, а Роджерс есть и на русском

Standal, Stanley. The need for positive regard: A contribution to client-centred theory, University of Chicago. 1954.

2. Про критику концепта

Раз
Germain Lietaer. Unconditional acceptance and positive regard. 1978

Два 
Murray, E.J. (1956). A content\u001eanalysis method for studying psychotherapy. Psychological Monographs, 70

Три, и тут сам Роджерс дает уточнения
Rogers, C.R., Gendlin, E. T., Kiesler, D., & Truax, C. (Eds.). (1967a). The therapeutic relationship and its impact: A study of psychotherapy with schizophrenics. Madison: University of Wisconsin Press.

3. И про конфронтацию, эмпатическую поддержку, и о том, что не безусловным принятием единым

Раз
Avery Weisman. Confrontation, Countertransference and Context. 

Два
Harold Boris. Confrontation in the Analysis of the Transference Resistance

Три
Dam Buie, Gerald Adler
The Uses of Confrontation in the Psychotherapy of Borderline Patients