Ирина Камаева

Психоаналитик

Семейный психолог


Написать в Viber или WhatsApp:

+90 552 248 63 40

+  7 927 261 46 36

Написать в е-mail:

irina@irinakamaeva.ru

Нарративный подход в работе с игровой зависимостью


Нарративная терапия ("повествовательная" от англ. 'narrative' - история, повествование) – метод, в основе которого лежит беседа, в ходе которой человек «перерассказывает» свою жизнь. В широком смысле нарративная терапия – это подход к консультированию и социальной работе, в котором:
- люди рассматриваются как эксперты собственных жизней; 
- профессиональная позиция терапевта или консультанта базируется на уважительном, необвиняющем и заинтересованном отношении к любым человеческим историям;
- предполагается, что проблемы отделены от людей, а сами люди достаточно компетентны, дееспособны и обладают большим количеством способностей и умений, которые могут помочь им изменить неудовлетворительные отношения с проблемой;
- важными принципами являются неподдельное любопытство со стороны терапевта и его искреннее желание задавать вопросы, на которые он действительно не знает ответа, а, следовательно, готов услышать и принять любой;
- терапевтическая беседа может принять любое направление, всегда существует множество возможных путей (нет какого-то одного «правильного хода беседы, известного терапевту как эксперту);
- человек, консультирующийся у терапевта, играет существенную роль в определении хода терапевтического процесса [2]. 


В основе нарративного подхода лежат идеи Г.Бейтсона о конструировании мира людьми и культурно-историческая теория Л.С.Выготского.  Обнаружив, что идея нарративной метафоры хорошо согласуется с когнитивными аспектами теории Бейтсона и с идеями Фуко о высвобождении людей из тисков доминирующих представлений, Майкл Уайт, основатель нарративного подхода, сформулировал свои оригинальные идеи относительно «экстернализации» проблем. Он рассматривал проблемы как нечто, воздействующее на людей, а не возникающее в результате их действий. Это также соответствует базовой идее Л.С.Выготского: мы понимаем наш мир, усваивая значения, разделяемые окружающими нас людьми [4].


Все люди конструируют определенные значения объектов и событий, которые передаются из поколения в поколение через наблюдение, а также через язык. Мы приходим к пониманию и достигаем мастерского владения, главным образом, через «ученичество у более опытных учителей». Это направляемое участие позволяет нам все лучше и лучше понимать окружающий нас мир, вырабатывать все большее количество навыков.


Л.С.Выготский определял существование двух уровней когнитивного развития. Первый из них – актуальный уровень, зона актуального развития, определяемая возможностью самостоятельного решения различных задач. Второй – это уровень потенциального развития, зона ближайшего развития, определяемая показателями решения задач ребенком под руководством взрослого или в условиях сотрудничества, игры с более опытным сверстником [1].


Базовые идеи нарративной терапии:
- жизни и отношения людей формируются в процессе социального взаимодействия;
- представление о себе и своей жизни создается у человека из тех историй, которые он рассказывает себе и другим;
- перерассказывание истории жизни с другой точки зрения влияет на изменения восприятия собственной жизни, оценки настоящего, прошлого и будущего.


Каким образом происходит такое перерассказывание? Во-первых, путем отделения жизни и межличностных отношений от тех знаний и историй, которые уже исчерпали себя на данный момент, по мнению самого пациента. Во-вторых, подвергая сомнению те способы жизни, которые выбирались до этого, с помощью формирования альтернативных, предпочтительных для людей историй идентичности.
Работа в рамках нарративного подхода предполагает последовательное прохождение трех стадий: 1) анализ проблемного нарратива; 2) выявление исключений; 3) привлечение поддержки. В отличие от многих других методов психотерапии, одним из главных принципов постулирующих конфиденциальность, здесь к участию привлекаются родные, близкие, друзья – все те люди, которые могут помочь и подкрепить изменения у зависимого от игры человека. 


Поскольку все техники нарративной терапии проводятся в рамках беседы, то основное мастерство терапевта заключается в  использовании вопросов. В нарративной практике используются различные типы вопросов [5]:
1. Деконструктивные вопросы, направленные на экстернализацию проблемы: «Что говорила Вам Зависимость-от-Игры, когда вы направлялись в казино?», «Какой Вы увидели Вашу семью из-за становящимся навязчивым Желания Играть?»
2. Вопросы, выявляющие уникальные эпизоды, или «открывающие пространство»: «Были ли моменты, когда Зависимость-от-Игры хотела бы повлиять на ваше состояние, контролировать Вас, но ей это не удалось?», «Как Вы справлялись с попыткой Зависимости-от-Игры повлиять на Вас? Какие средства Вы использовали для этого? Какие из них оказались наиболее действенными, сильными?»
3. Вопросы предпочтения преследуют цель подтверждения или проверки того, что уникальные эпизоды являются предпочтительным опытом для человека: «Был ли такой результат положительным или отрицательным для Вас?», «Улучшили ли эти действия Ваше состояние /отношения?»
4. Вопросы о развитии повествований, которые позволяют создать новый нарратив на основе расширения уникальных эпизодов: «Кто поддерживает вас в стремлении избавиться от Игровой Зависимости?», «Кто первым заметит происходящие в Вас позитивные изменения?», «Чем такие Ваши действия отличаются от тех, которые вы предпринимали раньше?»
5. Вопросы о смысле направлены на преодоление негативного самовосприятия и выделение положительных сторон личности: «Какие Ваши черты позволили Вам справиться с влечением к игре в тот раз?», «Какие Ваши особенности позволяют достигать положительного результата?»
6. Вопросы, распространяющие нарратив на будущее для поддержания и закрепления изменений: «Как Вы видите Вашу жизнь без Зависимости-от-Игры?», «Как вы представляете себе ближайшую неделю/месяц/год?»


В работе с человеком, страдающем игровой зависимостью, используется ряд техник, которые получили название нарративные практики. Основными нарративными практиками являются деконструкция, экстернализующая беседа, прослеживание истории проблемы, исследование эффектов проблемы, выявление, исследование и расширение уникального эпизода.


Деконструкция, или анализ доминирующих дискурсов. В каждой культуре существуют доминирующие представления о реальности - дискурсы, влияющие на жизнь любого представителя этой культуры. Дискурс является системой слов, действий, правил, убеждений, ценностей, он задает миропонимание человека. Как правило, дискурс неосознаваем, при этом он постоянно и активно влияет на жизнь человека, определяя его систему координат. Задача нарративной терапии здесь – «переместить» проблему из сферы личности в сферу социальных дискурсов, следовательно, в сферу, расположенную «вне» человека, предложив на нее иной взгляд. Анализ социальных дискурсов, служащих способами негативного поддерживания проблемы, также отдаляет человека от проблемы.


Социальные дискурсы нашего общества, влияющие на распространение игровой зависимости, связаны с рядом культурных мифов, среди которых мы выделяем два наиболее распространенных:
1) возможность стремительного, чаще мгновенного обогащения при минимальном или вообще отсутствующем усилии, прикладываемом для этого (сказка «По щучьему веленью», «Сказка о рыбаке и рыбке», широко распространенный миф о «новом русском» - безмозглом и «удачливом» парне, оказавшемся в нужное время в нужном месте, пословицы и поговорки типа «Удача улыбнулась», «Кто не рискует – тот не пьет шампанское», «Кто смел – тот и съел», «Из грязи – в князи» и т.д.);
2) трансформация неудачника и «везунчика» и последующее за этим обязательное признание тех, кто раньше игнорировал или издевался над ним (сказки об Иванушке-дурачке, всевозможные телесериалы производства разных стран с сюжетом, который можно было бы условно назвать «возвращение блудного, но ставшего успешным, сына»).


Помимо социально распространяемых дискурсов, с человеком, зависимым от игры, анализируют также дискурсы, признаваемые в семье. После того, как влияние дискурса становится очевидным, вместе с игроком подбираются альтернативные дискурсы, не поддерживающие его проблему.  Самыми известными дискурсами, альтернативными вышеприведенным, могут быть также распространенные в нашем обществе идеи про необходимость трудом постепенно нарабатывать благосостояние (пословицы «Без труда не вытянешь и рыбки из пруда», «Что посеешь – то и пожнешь», «Любишь кататься – люби и саночки возить», сказки о людях, награжденных за трудолюбие, например, «Морозко»).


Экстернализующая беседа (экстернализация) построена на идее о том, что в привычном психотерапевтическом контексте люди с помощью профессиональных ярлыков и диагнозов помещаются «внутрь проблемы», и становятся неотделимы от них. Экстернализующая беседа построена на идее о том, что лингвистическими  средствами можно отделить человека от проблемы, представив ее как отдельный персонаж, и, следовательно, увеличив расстояние между ней и человеком, что станет первым шагом к «выходу» их проблемной ситуации: не «он игроман», «он страдает игровой зависимостью», а «игра влияет на его  жизнь», «игра заставляет его терять деньги, друзей, близких». При экстернализации проблемы она обозначается каким-либо приемлемым для человека именем, «субъективируется», что является первым шагом к отделению ее от человека. Экстернализация позволяет человеку ощутить больший контроль над собственной жизнью, а проблему начать воспринимать как внешний источник трудностей, который возможно устранить. A.Morgan, сравнивая привычную психотерапевтическую и нарративную экстернализующую беседу, указывает на ряд различий [7]:






Прослеживание истории проблемы
В этой технике проясняется история возникновения и развития проблемы. Для этого используются вопросы о влиянии проблемы и вопросы относительного влияния (метод шкалирования): 




Исследование эффектов проблемы посвящено прояснению того, как проблема повлияла различные стороны жизни человека:
  - на восприятие себя;
  - на восприятие различных собственных сторон / ролей: супруга, родителя, ребенка, партнера, коллегу, руководителя, подчиненного, друга и т.д.;
  - на мечты, надежды, планы, взгляд на будущее;
  - на отношения с родными и близкими;
  - на работу;
  - на социальную жизнь;
  - на мысли и чувства;
  - на физическое состояние и т.д.    


Техника уникального эпизода

Ядром к рождению новой истории жизни может служить событие, не вписывающееся в «доминирующую историю», какие-либо оригинальные интерпретации событий, данные самим человеком или окружающими. «Как только люди начинают заселять и переживать эти альтернативные истории, результаты выходят за решения проблем. В рамках новых историй люди могут переживать новое представление о себе, новые возможности во взаимоотношениях и новое будущее. …В любой жизни всегда больше событий, которые не удостаиваются истории, чем тех, которым повезло. Даже в самых длинных и развернутых автобиографиях за их пределами остается больше, чем в них включено. Это означает, что когда жизненные нарративы несут болезненные смыслы или предлагают, как кажется, неблагоприятный выбор, они могут быть изменены путем выявления других, ранее не помещенных в историю событий или извлечения нового смысла из уже получивших свою историю событий, что позволяет конструировать новые нарративы. Или, когда доминирующие культуры несут деспотические истории, люди могут противостоять их диктату и найти поддержку в субкультурах, живущих другими историями» [6].


Создание и расширение уникального эпизода начинается с воспоминания о том случае, когда игрок смог либо контролировать свое состояние, либо остановился в нужный момент. Как правило, такие моменты не запоминаются, так как они не включены в жизненную историю о формировании игровой зависимости. Другим вариантом альтернативного эпизода является история о ком-то, кто так и не выиграл, разорился, потерял все. Такие истории, будучи не поддерживающими представление об обязательной удаче в игре, которая когда-нибудь наступает, также не остаются в памяти игрока, но могут быть воспроизведены при грамотном нарративном интервьюировании.


Уникальный эпизод – это любое, даже самое маленькое, воспринимаемое как незначительное, событие, намерение, план, действие, качество, мысль, мечта, способность и т.д. Уникальный эпизод может быть элементом прошлого, настоящего или будущего человека.
Примеры уникальных эпизодов в работе с игроком:



Исследование и расширение уникального эпизода
Обнаружение уникального эпизода ведет за собой необходимость расширения проблемно-ненасыщенной истории, то есть создания такого сюжета, который состоял бы не из событий, связанных с игрой, а из событий, когда человеку удалось как-то повлиять на свою зависимость. Для этого используются вопросы, направленные на исследование ландшафта действия и ландшафта смысла (ландшафта идентичности). 
Ландшафт действия – это события, связанные сюжетно, во времени и являющиеся структурой истории. На выявление этих событий направлены вопросы, выявляющие ландшафт действия и проясняющие детали уникального эпизода, его связь с другими событиями  и детали этих событий:
  - «Когда произошел тот момент, в котором вы смогли прервать игру?»
  - «Как долго Вы смогли удерживаться от игры?»
  - «Что происходило с Вами перед тем, как Вы смогли  выйти  из зала игровых автоматов?»
  - «Как Вы готовились к тому, чтобы прервать игру?»
  - «Делали ли Вы что-то подобное прежде?»
  - «Когда Вы оказались способным прервать игру, находился ли кто-то рядом с Вами?»


Вопросы, выявляющие ландшафт смыслов, или ландшафт идентичности, проясняют значение уникального эпизода в контексте желаний, намерений, убеждений, ценностей, надежд, качеств, планов человека. Это могу быть разные типы вопросов, проясняющие:


В целом, нарративная психотерапия предполагает построение такого взгляда на историю жизни человека, в котором он является свободным от влияния игровой зависимости, активным субъектом, способным не только контролировать свое поведение, но и выбирать из множества возможных альтернатив. Сначала другое видение, а затем и другая жизнь позволяют субъекту начать строить новые отношения с собой и окружающими.


Литература


1. Выготский Л.С. Психология развития ребенка. - М.: Изд-во Эксмо, 2005.
2. Жорняк Е.С. Нарративная психотерапия. / Системная семейная терапия: Классика и современность. Составитель и научный ред. А.В.Черников. – М.: Независимая фирма «Класс», 2005.
3. Жорняк Е.С. Нарративная терапия: от дебатов к диалогу // Журнал практической психологии и психоанализа. № 4. 2001.
4. Материалы семинара М.Уайта по нарративной терапии.- Москва, октябрь, 2005.
5. Николс М., Шварц Р. Семейная терапия. Концепции и методы / Пер. с англ. О.Очкур, А.Шишко.- М.: Изд-во Эксмо, 2004. – 960 с.
6. Фридман Джилл, Комбс Джин. Конструирование иных реальностей: истории и рассказы как терапия. - М.: «Независимая фирма "Класс"», 2001.
7. Morgan Alice. (2000) What is narrative therapy? An easy-to-read introduction. Dulwich centre publication. Adelaide, South Australia.